В свете канонического права браки были неразрывными и пожизненными. Однако в средние века из этого правила было много исключений. Что нужно было сделать, чтобы отношения стали недействительными?

  «Разводы» в средние века.  Что Церковь требовала от людей, желающих избавиться от нежеланной жены или мужа?

Юридическое разделение мужа и жены в средние века могло произойти только в том случае, если церковные власти аннулировали отношения. Список обстоятельств, позволяющих принять такое решение, был очень ограничено, а с течением веков стал еще короче.

Среди польских правителей напряженные попытки аннулировать свои отношения предпринимал Казимеж Вельки — король, лишенный потомков мужского пола, чья вторая жена, Аделаида Хеска, оказалась бесплодной. Какие аргументы мог использовать правитель, а какие, казалось бы, разумные обвинения даже не рассматривались?

Недостаточные аргументы.

Во времена Казимира Великого, то есть в четырнадцатом веке, уже нельзя было требовать развода только на том основании, что партнер виновен в измене.

  «Разводы» в средние века.  Что Церковь требовала от людей, желающих избавиться от нежеланной жены или мужа?

Фото: общественное достояние Казимеж Вельки на гравюре на дереве середины XIX века.

Один из пап, Иннокентий IV (1243–1254), даже счел уместным указать на то, что основанием для разлуки являются не анальные отношения мужа с незнакомцами. С другой стороны, по решению того же святого отца женщина, муж которой принуждал его к таким действиям, могла подать заявление о расторжении отношений.

Многие серьезные преступления, такие как ересь и отступничество, были основанием только для разлучения, но не для полного разлучения супругов. Также жестокость мужа не давала женщине права порвать с ним.

Что могло привести к разводу в средние века?

Юридическая причина развода заключалась в основном в принуждении к вступлению в брак, например, похищении невесты. Браки с полными импотентами или, наконец, с кастратами также не имели отношения к делу, хотя по деталям мнения церковных людей разошлись.

Влиятельный английский юрист Вильгельм Пагульский настаивал на том, что кастрированные, после брака, мужчины не должны подвергаться дискриминации, но Фома Аквинский придерживался мнения, что постоянная неспособность вступить в брак всегда является препятствием для развода.

Большое внимание было уделено истокам сексуального расстройства. Церковные власти благосклонно относились, например, к мужчинам, потерявшим силу в члене в результате (предполагаемого) колдовства. Им даже дали три года на то, чтобы преодолеть свои чары и восстановить форму.

В спорных случаях, когда муж отказывался от своего состояния, были получены показания от соседей, запрошено заявление под присягой, а иногда проводился медицинский осмотр.

Исследования не совсем клинические.

В Англии того периода церковные суды даже нанимали женщин с хорошей репутацией, роль которых заключалась в том, чтобы доказать наличие у подсудимых проблем со здоровьем. Они были созданы, чтобы разжечь эмоции мужчины. Для этого им разрешалось обнажать грудь, целовать и ласкать испытуемого, а также трогать его гениталии. Если мужчина оставался равнодушным ко всем этим практикам, он считался непригодным для мужа.

Что касается женщин, исследование было направлено в первую очередь на определение того, была ли девственная плева разорвана — и, таким образом, разрешила ли жена своему мужу заниматься сексом. Присяжные придерживались мнения, что «холодность» женского пола преодолеть легче, чем мужское бессилие.

Вильгельм Пагулский даже предлагал хирургическое открытие доступа к влагалищу или временную замену женщины партнером, органы которого из-за своего размера имели больше шансов проколоть девственную плеву.

Дело Казимира Великого

В случае отношений между Казимежем Великим и Аделаидой Хеска, ни одна из этих проблем не возникла. Казимеж даже не пытался сделать вид, что страдает сексуальной слабостью. В любом случае, если бы его вызвали в качестве свидетеля, десятки его незаконнорожденных детей могли бы свидетельствовать иначе. Также было трудно доказать, что отношения так и не были завершены или что Аделаида внезапно потеряла способность к половому акту.

  «Разводы» в средние века.  Что Церковь требовала от людей, желающих избавиться от нежеланной жены или мужа?

Фото: общественное достояние Свадьба в средневековой миниатюре.

Требуя развода, Казимир Великий мог указать только один аргумент: доказанное бесплодие жены. Однако это была уже очень шаткая почва. В четырнадцатом веке неспособность женщины иметь детей не считалась достаточным стимулом для развода, особенно если об этом не было известно до брака и если отношения были завершены физически.

Для правителей и богатых, папы делали исключения, но только тогда, когда обе стороны соглашались разделиться, или когда это было в политических интересах римской курии. Однако Казимир Великий не мог рассчитывать на благосклонность Авиньона. Он также не смог убедить Аделаиду ​​пойти на его просьбы, отказаться от короны и согласиться на уничтожение рода.