В 1961 году британские спецслужбы арестовали канадца по имени Гордон Лонсдейл. В поисках ответов на ряд вопросов офицеры связались с его родственниками. Однако они показали, что не смогли помочь, потому что мужчина умер много лет назад.

              Złodzieje tożsamości. Jak działała słynna siatka szpiegowska?

Гарри Хоутон и Этель Джи — принадлежащие к так называемой сети из Портленда

Канадец Гордон Лонсдейл, родившийся в 1920-х годах, умер в детстве, поэтому его «воскрешение» в начале 1960-х стало необычайной неожиданностью для его родственников. К разгадке тайны пришло медицинское обследование, проведенное по заказу британской контрразведки MI5. Все стало ясно, когда врач приказал задержанному снять одежду и оказалось, что мужчина не был обрезан, а настоящий Гордон Лонсдейл перенес такую операцию. Перед британскими службами был шпион, использовавший личность умершего канадца, и таинственный человек не собирался добровольно раскрывать свое настоящее имя. Следователи подозревали, что он русский, и в то же время было много свидетельств того, что он вырос в солнечной Калифорнии.

Загадочный «Снайпер»

Начало конца шпионской карьеры Гордона Лонсдейла (несмотря на то, что его имя было на самом деле другим, он до сих пор наиболее широко известен под этим именем) относится к первой половине 1958 года, когда две буквы были подписаны немецким эквивалентом слова «снайпер». «. Неизвестный отправитель вошел в посла, а в случае второй партии — у самого директора ФБР. Содержание писем не позволяло однозначно указать, из какой страны прибыл автор, но он представился офицером коммунистических спецслужб.

Несмотря на явную боязнь болтовни (провокатор желает сотрудничать со спецслужбами), американцы решили откликнуться на содержащееся в письме предложение о сотрудничестве. За два с лишним года «Снайпер» отправил американцам большое количество абсолютно бесценных документов. Информация, которую он предоставил, касалась, в частности, Советская и польская разведка. В какой-то момент, однако, шпион решил, что ему следует пойти еще дальше, и вместо того, чтобы отправить еще одно письмо, он лично сообщил об этом американцам.

4 января 1961 года «Снайпер» появился на американской заставе в Западном Берлине. Его сопровождал любовник, которого он для простоты представил как свою жену. Присутствующие сотрудники спецслужб США попросили его предъявить удостоверение личности. Мужчина вынул один и передал собеседникам, но через несколько секунд передумал, разрезал чемодан и вынул изнутри еще один документ — только этот был выдан на его настоящее имя — Михал Голеневский.

Шпион на Висле

«Снайпер» оказался опытным польским разведчиком — руководителем отдела научно-технической разведки. В то же время у офицера были тесные контакты с высокопоставленными офицерами советских служб, что положительно сказалось на его осведомленности о деятельности КГБ. Письма, отправленные американцам с 1959 года, включают, среди прочего, информация о неизвестном агенте КГБ, действующем в Великобритании. Когда-то этот человек должен был работать в Варшаве, где его якобы завербовали польские спецслужбы. Однако позже его «передали» КГБ, которое продолжило плодотворное сотрудничество в Англии.

К радости Лондона (куда американцы прислали информацию о возможном проникновении) Голеневский предоставил секретным службам США копию указателя, содержащего заголовки почти ста документов, предоставленных агентом, завербованным в Польше. Они пришли из посольства Великобритании, и их анализ показал, что шпион мог быть офицером флота. Вскоре им оказался Гарри Хоутон, который тогда служил в Институте подводного оружия на юге Англии и все еще имел доступ к конфиденциальным данным. Что еще хуже, изучив биографию подозреваемого, сотрудники МИ5 пришли к выводу, что у него проблемы с алкоголем. Их следствием, кстати, стало досрочное возвращение с почты в Польше.

Те офицеры контрразведки, которые все еще не верили, что Хоутон мог быть агентом КГБ, изменили свое мнение после того, как МИ5 допросила бывшую жену подозреваемого. Женщина подтвердила худшие опасения следователей — Хоутон забрал секретные документы со своего рабочего места, поехал с ними в Лондон, а затем вернулся домой с наличными. Но она слишком боялась его, чтобы отреагировать.

Шпионы под наблюдением

Гарри Хоутон встречался со многими женщинами. Он явно был взволнован своими проходящими знакомствами, и в то же время он поддерживал несколько более тесные отношения с коллегой по работе, за которым, естественно, начали наблюдать офицеры МИ5. Как оказалось, женщина из Института подводного оружия имела даже более свободный доступ к конфиденциальным данным, чем ее партнер.

В таких случаях пара подвергалась стандартному наблюдению. Летом 1960 года влюбленные, совершенно не подозревая об этом факте, повели разведчиков МИ5 на встречу с офицером КГБ. Проверка номерных знаков, прикрепленных к его машине, даже выявила его имя (хотя, как позже выяснилось, оно не соответствовало действительности). Владельцем машины, конечно же, был не кто иной, как Гордон Лонсдейл, за которым тоже молниеносно наблюдали.

На первый взгляд Лонсдейл был обычным канадским бизнесменом. Но встреча с Хоутоном и его возлюбленной неизбежно навлекла на этого канадца подозрения со стороны МИ5. Как вскоре выяснилось — правильно. Контрразведка внимательно изучила другие его контакты. Особенно подозрительным показалось посещение Хелены и Питера Крогеров — супружеской пары с новозеландскими паспортами. Как позже выяснилось, документы, удостоверяющие личность, из далекой страны им доставил сотрудник КГБ, работавший в консульстве Новой Зеландии в Париже. Значит, они были подлинными и отражены в соответствующих архивах, но на самом деле ни один из супругов не родился с фамилией «Крогер». Фактически, это были американские коммунисты и агенты КГБ Моррис и Леонтина Коэн, которые помогали Гордону Лонсдейлу в его шпионской деятельности.

Чтобы следить за Крогерсами, офицеры МИ5 остались со своими сговорчивыми соседями, семьей Поисков, изначально не раскрывая истинную причину наблюдения службы за этим районом. Во время первого разговора с Searchami офицеры контрразведки, заявившие, что являются сотрудниками других служб, казалось, интересовались только Гордоном Лонсдалом (а точнее, видел ли его кто-нибудь в этом районе). Какое-то время семья Поиска думала, что он обычный преступник в полиции, и полностью терпела постоянное присутствие офицеров дома. Однако со временем Searchów захотелось вернуться к нормальной жизни — тем более, что стало очевидно, что офицеры действительно сосредоточились на своих соседях, Крогерах.

Ситуация была чрезвычайно сложной для жены хозяина дома, которая имела относительно хороший контакт с Хеленой Крогер, и все же ей пришлось солгать ей, даже не зная, в чем подозревали ее друга. Наконец, увидев некоторое разочарование в глазах Поиска, руководство МИ5 согласилось сообщить главе семьи о подозрениях в отношении Крогеров, что оказалось правильным шагом. Офицеры оставались на своих позициях до ареста пары шпионов 7 января 1961 года. В тот же день были задержаны Гордон Лонсдейл и Гарри Хоутон и его любовница.

Кто вы, мистер Лонсдейл?

Неслучайно аресты произошли всего через три дня после того, как Михал Голеневский окончательно передался американцам. Существовали вполне обоснованные опасения, что руководство польской разведки, обеспокоенное исчезновением Голеневского, проведет быстрый анализ возможных потерь и обнаружит, что предатель был знаком с делом Хоутона. МИ5 пришлось арестовать его и всех, кто был с ним связан, раньше, чем КГБ смог бы предупредить своих агентов о возможном разоблачении.

Неоспоримые доказательства вины всех пятерых были найдены очень быстро. У любовника Хоутона были секретные документы с ней во время ареста. В квартире Гордона Лонсдейла MI5 обнаружила ряд шпионских принадлежностей, в том числе зажигалку со специальным отсеком, а внутри нее — шифровальные блоки, используемые для сокрытия содержимого шпионских отчетов. С другой стороны, ответы на вопросы о роли Крогеров ждали офицеры контрразведки под полом кухни. Там, открыв люк, следователи обнаружили мощный приемопередатчик, с помощью которого можно было связаться с Москвой.

В то время как раскрытие истинной личности Крогеров не представляло большой проблемы (их отпечатки пальцев были идентифицированы американцами, также желавшими жениться в связи с подозрением в шпионаже в пользу СССР), определение настоящей личности Гордона Лонсдейла вызвало много проблем для следователей. Во-первых, медицинское обследование показало, что необрезанный шпион мог быть настоящим канадцем Гордоном Лонсдалом. Затем начался анализ подсказок, которые он имел о своей жизни.

Во-первых, официальные лица давно полагают, что Лонсдейл, должно быть, в прошлом жил на западном побережье Соединенных Штатов. За некоторое время до ареста он в порыве честности рассказал об этом своей любовнице, не зная, что в его квартире установлена прослушка. Партнер другого шпиона показал, что комментарии шпиона при просмотре фильма о Сан-Франциско указывают на его связь с этим городом.

Самые ценные советы прислали американцы. От сотрудника КГБ Анатолия Голицына, сбежавшего в Соединенные Штаты, они узнали, что человек из советской разведки работал на человека, который покинул СССР вместе с тетей в детстве и уехал в Калифорнию, где окончил школу. Американские службы проверяли, походил ли русский в 1930-х годах на «Гордона Лонсдейла», арестованного в Великобритании, в любой из средних школ. А на самом деле — бывший директор одной из школ подтвердил, что его учеником был некий Конон Молоды.

Шпионская торговля

Узнав настоящее имя шпиона, офицеры MI5 надеялись, что шпион сломается и начнет раскрывать подробности своей деятельности (тем более, что он услышал приговор к 25 годам тюрьмы в британском суде). Крогерам, с другой стороны, грозило 20 лет тюрьмы, а Хоутону и его любовнику — 15 лет. Суд постановил, что эти приговоры соответствовали нанесенному ущербу — среди информации, переданной Востоку Гарри Хоутон, среди прочего была такие, как британские подводные лодки.

На мгновение ему показалось, что он напуган перспективой провести четверть века в тюрьме, Гордон Лонсдейл на самом деле мог раскрыть некоторые секреты в обмен на смягчение приговора, но в конечном итоге от попыток его сломить мало что дало. Однако Лонсдейлу повезло: в 1962 году в российскую тюрьму отправили сотрудника британской разведки бизнесмена Гревилла Винна. Так что у СССР был шпион на обмен.

В апреле 1964 года Лонсдейл с удивлением узнал, что выходит на свободу. Первоначально, опасаясь подозрений в измене со стороны соотечественников, шпион опасался возвращения в СССР. Однако в конце концов он перешел на другую сторону и, по идее, стал там героем. Однако обстоятельства его смерти доказывают многим, что КГБ ему не доверял. Гордон Лонсдейл умер через 6 лет после возвращения из Великобритании, в возрасте всего 48 лет. Медики КГБ лечили его от якобы гипертонии, делая ему уколы, после чего, по словам свидетелей, ему стало только хуже.

Остальные члены так называемой Портлендские сети (после города, в котором работал Гарри Хоутон) также рано покинули тюрьму. Русские, пытаясь облегчить переговоры об освобождении Крогеров, сделали все, чтобы британцы поверили, что супружеская пара на самом деле является польскими гражданами, которые будут жить на реке Висла после выхода из тюрьмы. Британцы, которые во второй половине 1960-х годов хотели освободить англичанина, отбывающего наказание в СССР за контрабанду антироссийских листовок, скорее всего, решили отказаться от дискуссии о подозреваемых польских паспортах Крогера и согласились на обмен, который произошел в 1969 году. Конечно, Крогеры поселились в Москве, где Петр, в том числе, он обучал разведчиков. Оба они умерли в 1990-х годах.

Гарри Хоутон и его возлюбленная вышли из тюрьмы всего через 9 лет и поженились год спустя. Оба они умерли в 80-е годы. С другой стороны, сбежавший на Запад польский разведчик Михал Голеневский жил в Нью-Йорке и через некоторое время стал утверждать, что его зовут Алексей Николаевич Романов и он является наследником российского престола. Он умер в 90-х годах.