Как показали исследования канадских специалистов, белок, кодируемый геном, унаследованным от неандертальцев, может защитить от тяжелого течения болезни COVID-19. Это открытие — еще один шанс разработать лекарство, эффективное при лечении инфекции, вызванной коронавирусом SARS-CoV-2.

              Gen neandertalczyka może chronić przed ciężkim przebiegiem COVID-19. Niezwykłe odkrycie

Коронавирус: ген неандертальца может защитить от тяжелой формы COVID-19

Эксперты из Университета Макгилла в Монреале говорят, что он защищает белок под названием OASI от тяжелых болезней и смерти. Он участвует в иммунной реакции организма на инфекцию. При производстве в больших количествах он эффективен против вируса SARS-CoV-2.

Ген, кодирующий белок OASI, принадлежит неандертальцу. Брент Ричардс из Еврейской больницы общего профиля и Университета Макгилла говорит, что ранее он появился у наших предков из Африки к югу от Сахары. Однако его потеряли homo sapiens, эмигрировавшие на европейский континент. Однако этот ген был восстановлен частью населения после смешивания с неандертальцами, которые жили в Европе до более чем 40 000 человек. лет.

Это не единственный ген, унаследованный нами от неандертальцев, который влияет на иммунный ответ при воздействии коронавируса SARS-CoV-2. В начале октября Nature сообщила об открытии фрагментов ДНК, которые, в свою очередь, сделали людей более восприимчивыми к тяжелой форме COVID-19. Было показано, что они произошли от неандертальцев, с которыми Homo sapiens скрестился до 60 000 особей. лет.

Об этом говорят исследования известного шведского генетика-эволюциониста проф. Сванте Паабо, который на этот раз возглавил команду Технического университета на Окинаве, Япония. Более 3000 пациенты госпитализированы в связи с тяжелым течением COVID-19. У некоторых из них, в одном из фрагментов хромосомы 3, был обнаружен, как было описано, «генетический вариант», увеличивающий риск использования ИВЛ в три раза.

Было проверено, что идентифицированный генетический вариант не всегда присутствует в азиатской популяции. В Южной Азии он наследуется почти половиной населения, а в Восточной Азии он почти отсутствует.